Охотничье хозяйство

Андрей Борисович Линьков, кандидат биологических наук, доцент факультета экологии и охотоведения РГАЗУ, автор многочисленных публикаций в области охотничьей орнитологии, включая, вышедший в 2002 г. первый справочник-определитель «Охотничьи водоплавающие птицы России». Ведущий специалист по биологии и мониторингу водоплавающих птиц в России, проработавший более тридцати пяти лет в охотничьем хозяйстве России и более десяти лет, в должности заведующего отделом охотничьей орнитологии в ЦНИЛ – Центрохотконтроль.

Вопрос ведущего «Круглого стола». Если не ошибаюсь, еще в 2005 году Вы опубликовали в РОГе, как принято говорить в научной среде, концептуальную статью «Мигрирующие охотничьи животные России: чьи они?». Большая статья, публиковалась, аж в двух номерах. Что изменилось за прошедшие семь лет?

Говоря об общем балансе изменений, он, и это очевидно, отрицателен. Стратегически, откладывать позиционирование статуса России, как ресурсовоспроизводящей страны до бесконечности нельзя. Это «чеховское ружье» очень скоро выстрелит, если это уже не случилось. Тактически, в юридическом (на уровне юридических категорий) и пропагандистском аспектах, это абсолютно необходимое позиционирование не подкрепленное реальным мониторингом этих ресурсов (его результатами), неубедительно и контрпродуктивно. Реальный же мониторинг ресурсов охотничьих животных и, прежде всего основного ресурса – водоплавающих птиц (до 80% всех охот), может осуществляться только на основе современных адекватных научно-методических подходов. На практике в России проводится его имитация, с использованием таких категорий, как «группы видов», например, оценивается добыча или динамика численности «уток», «гусей» и процедуры которого абсолютно неприемлемы. У каждой популяции и, тем более, вида разные, часто, разнонаправленные тренды, сроки миграций и т.п. В специальном выпуске Минприроды РФ «Охота и охотничьи ресурсы РФ. 2011» Основной ресурс вообще не упомянут (!). В последнем докладе профильного департамента Минприроды (публикация в «Сафари» № 1 от 2012), посвященному «основному ресурсу» приводятся «данные» по «гусям» и «уткам». Они говорят ни о чем и наносят огромный вред репутации «госуправления».

Вопрос. Кстати, и в прессе и на телевидение Вы неоднократно упоминали эти, как Вы их называете «научно-методические подходы». Напомните о них. Что они представляют в научно-методическом плане?

Современные научно-методические подходы предполагают подготовку и издание, в соответствии со специальным положением, федеральной книги (списка) охотничьих животных на уровне видов и популяций, структурированных по категориям (спортивная и промысловая охоты), содержащей информацию о трендах и т.д. Они же предполагают организацию популяционного мониторинга с использованием ДНК-тестирования и миграционный мониторинг с использованием массового и тестового спутникового мечения. Более десяти лет существуют опубликованные и широко известные программы перехода на современные, вполне креативные и, одновременно, низкобюджетные методы мониторинга водоплавающих птиц. Общеизвестны сезонные миграционные перемещения «основного ресурса» (утки, гуси) через территории тех или иных субъектов федерации, которые крайне динамичны во времени и пространстве. В отсутствие какого-либо миграционного мониторинга и мониторинга добычи, так называемое «квотирование» добычи в субъектах федерации уже привел к эффекту «мертвых душ» (последствия принятия 258 ФЗ) и усилению центробежных тенденций в РФ. Из преимущественно миграционной составляющей «основного ресурса» вытекает необходимость, хотя бы на перовом этапе, организации его вертикально-интегрированного мониторинга и соответствующей ему организации информационных потоков. На втором этапе необходимо принятие соответствующих организационных решений. Вертикально-интегрированный мониторинг целесообразнее осуществлять в вертикально-интегрированной системе. Она же, как показал полувековой опыт, эффективнее и при организации так называемого охотнадзора.

Вопрос. То есть Вы за Главохоту?

Называть этот орган можно по всякому, знаете, «хоть горшком назови, только в печку не ставь». Охотничье хозяйство – отрасль и ей нужен реальный штаб, возглавляемый, желательно, не Павловыми, Мехлисами и Трофим Денисычами Лысенко, а Жуковыми и Рокоссовскими и, желательно, в Москве, а не в Брюсселе. Это очевидно, по крайне мере для профессионалов. Россия страна многоукладная. Интересы экзальтированных сторонников «гуманной» охоты и эвенкийских охотников, российских нефтяников и оголтелых «гринписовцев» вряд ли когда-нибудь совпадут.

Вопрос. А есть ли в настоящее время, как принято говорить, «человеческий потенциал» для осуществления технологического прорыва в мониторинге «основного», как Вы его называете, охотничьего ресурса – водоплавающих птиц?

В настоящее время еще есть человеческий потенциал, который в состоянии за один – два года поменять вектор развития охотничьего хозяйства России. С отрицательного на положительный.

Доцент, к.б.н. А.Б. Линьков

 

Вход



4